25.05.2021 №21

image

Интервью с Председателем научного совета БРФФИ Сергеем ГАПОНЕНКО.

В мае этого года Белорусский республиканский фонд фундаментальных исследований (БРФФИ) отметил свое 30-летие. Это старейший на территории СНГ и единственный в Беларуси научный фонд, использующий грантовую систему финансирования научно-исследовательских работ. О работе Фонда мы беседуем с Председателем научного совета БРФФИ Сергеем ГАПОНЕНКО.

– Сергей Васильевич, давайте вспомним, с чего все начиналось?

– Решение о создании Фонда было принято Правительством БССР в 1991 году в сложнейший период, когда происходило разрушение советской экономики и распад СССР. Экономические трудности и последствия политических преобразований в начале 1990-х годов привели к тому, что финансирование белорусских научных учреждений сильно упало. По этой причине, а также вследствие дополнительных факторов начался беспрецедентный отток специалистов из науки в другие сферы деятельности и в другие страны. Постановление Правительства о создании независимого государственного Фонда фундаментальных исследований оказалось своевременным решением для выявления и поддержки талантливых ученых, сохранения критической массы белорусского научного сообщества, его своеобразного «генофонда». Фонд стал первой организацией подобного типа на пространстве СНГ.

Во главе Фонда всегда стояли видные ученые. Пять лет Научный совет возглавлял академик О. Роман, затем академик А. Рубанов. В период с 2003 по 2014 год Фондом руководил академик В. Орлович. Именно в этот период Фонд перешел в подчинение НАН Беларуси, произошло значительное расширение его международной активности, многократное увеличение числа конкурсов.

С самых первых лет БРФФИ сконцентрировался на адресной поддержке ярких, увлеченных ученых, действующих и будущих лидеров научных команд. По образному выражению первого директора Фонда Э. Васильева, поддержка Фонда «позволила расправить крылья» молодым талантливым ученым. Многие из первых грантополучателей теперь известные ученые, академики, руководители лабораторий, кафедр и институтов. Всего за 30 лет Фондом проведено 303 конкурса исследовательских проектов, на которые было подано 20,8 тыс. заявок, принято к финансированию 9,3 тыс. проектов, в том числе 2,4 тыс. проектов молодых ученых из более чем 200 учреждений и организаций Беларуси.

– Охарактеризуйте кратко деятельность Фонда сегодня…

– Мы ежегодно принимаем примерно тысячу проектов по объявляемым нами 10–15 конкурсам. Примерно каждый третий проект получает грант, причем почти 30% из них – проекты молодых ученых. Фонд по праву называется республиканским: мы финансируем исследования в 105 организациях 13 министерств и ведомств. По количеству проектов и грантов лидируют НАН Беларуси (55%), Министерство образования (37%), Министерство здравоохранения (5%). По областям наук впереди физико-математические (24%), аграрно-биологические (21%), общественные и гуманитарные (18%), а также технические (17%) науки.

Фонд давно стал не только важным для нашей науки органом грантового финансирования исследований, но и главным инструментом реализации международного научно-технического сотрудничества. В 2020 году мы поддерживали выполнение 512 проектов белорусских ученых совместно с коллегами из 42 стран. Наибольшее количество проектов выполнялось совместно с Россией, Румынией, Китаем, Вьетнамом, Украиной и Арменией. Заслуживает также внимания увеличение числа совместных проектов с Италией, Францией, США, появление совместных проектов с Израилем.

– Пандемия коронавируса как-то изменила структуру и тематику конкурсов?

– Несмотря на трудности, вызванные пандемией, наши ученые по-прежнему активно генерируют новые идеи: количество научных проектов, которые мы взяли на экспертизу в 2020 году, находится на уровне прошлых лет. Получило дополнительное развитие медико-фармацевтическое направление. В 2020 году по поручению Президиума НАН Беларуси мы провели по проблеме COVID-19 специальный конкурс для белорусских ученых и еще один – совместно с Национальным фондом естественных наук Китая. По итогам выделено 24 двухгодичных гранта на общую сумму 1,2 млн руб.

– Какие интересные проекты были поданы на данный конкурс?

– Несколько проектов связаны с исследованием патогенеза – зарождения и развития этого заболевания на различных уровнях: от проникновения в клетку до влияния на состояние легких и нервную систему; несколько направлены на совершенствование диагностики заболевания с помощью применения новых меченых антител. Есть проекты, исследующие влияние вируса на протекание иных заболеваний и способы минимизации последствий от возможного нежелательного взаимодействия препаратов при лечении основного и сопутствующего заболеваний. Интересны проекты, изучающие взаимодействие вируса с различными молекулами, включая не только органы, ткани и клетки человека, но и молекулярные соединения, которые могут стать новыми лекарствами против вируса. Еще один проект посвящен поиску биомаркеров, по которым можно спрогнозировать характер развития болезни для быстрой идентификации среди заболевших группы риска с максимальной опасностью для жизни. Два проекта посвящены разработке математических моделей распространения коронавируса, еще два связаны с разработкой материалов для защитных масок.

– Расскажите, что за работа проводится совместно с фондом Бортника?

– Этот российский фонд часто называют по имени его организатора и первого руководителя И. Бортника. Его полное название «Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере», краткое – Фонд поддержки инноваций. Его основная миссия – выделение грантов на создание новых инновационных предприятий. Однако он также выдает гранты молодым ученым для апробации идей, обещающих практическую реализацию. Именно такой молодежный конкурс мы и будем в этом году проводить с этим фондом.

– Какие основные ошибки возникают при подаче проектов на конкурс?

– Большинство наших авторов подают хорошие проекты, и наша задача заключается в том, чтобы из хороших выбрать лучшие в соответствии с финансовыми возможностями. Явно слабые проекты составляют лишь небольшую часть и обычно отсеиваются на этапе предварительной экспертизы. Их недостатки – отсутствие привязки к международным тенденциям в выбранной области знаний, задела в заявленном направлении у участников проекта (этот критерий не применяется к молодежным проектам). Часто заявитель не может четко сформулировать суть научной идеи, которую он собирается развивать или проверять. Некоторые авторы не уделяют достаточного внимания пониманию своего места в научном процессе, иногда не могут указать, чем закончится проект. Важно иметь компетенции, оборудование и условия для реализации проекта и их надо четко указать.

Беседовал Максим ГУЛЯКЕВИЧ, «Навука»